Классификация архитектонических систем

Существует следующая классификация, позволяющая проанализировать все многообразие архитектонических систем: архитектоника стены; архитектоника стоечно-балочных и каркасных систем; архитектоника пространственных систем.

Существует следующая классификация, позволяющая проанализировать все многообразие архитектонических систем:
архитектоника стены; архитектоника стоечно-балочных и каркасных систем;
архитектоника пространственных систем.
В пределах каждой системы, объединяющей конструкции одного вида, зырабатываются свои архитектонические приемы, закладываются семантические основы архитектурного языка.
Архитектоническая выраженность интерьера за счет выявления характера стены обеспечивается различными композиционными приемами: подчеркивавшем несущей способности стены, ее статичности или же, наоборот, легкости, подвижности. Логика художественного выражения несущей способности элемента диктует в первом случае необходимость использования естественных материалов (камня, дерева), грубой штукатурки. Архитектонический эффект усиливается, если при использовании камня применяется более крупная разрезка стены, а при использовании штукатурки — крупный набрызг, включение слюды, крупных гранитных или мраморных фракций. Этот же эффект достигается за счет активных цветов (чистых спектральных с предельной насыщенностью и яркостью цветового тона); темных оттенков, полученных добавлением черного цвета (по сравнению с нейтральными — сложными оттенками цветов высокой степени светлоты и малой насыщенности) и пассивных (светлых оттенков ахроматического цвета).
Эффект массивности стены может достигаться целой группой приемов. Так, в интерьере ресторана «Дарьял» в Тбилиси выполнена декоративная резьба по камню. Границы каменного рельефа не совпадают со швами облицовочных камней. Пятно рельефа значительно крупнее каждого из них. Вместе с нишами, делающими очевидной толщину стены, крупный каменный рельеф зрительно усиливает эффект ее массивности.
Ле Корбюзье использует группу параллельных приемов в Роншанской капелле для достижения пластического выражения массивности стены: расширение основания одной из ограждающих стен, замену в силу этого отвесной стены наклонной и самое действенное— устройство ниш с откосами, резко усиливающее эффект массивности стены, ее способность нести огромную нагрузку.
Капелла в Роншане — пример парадоксального развертывания архитектонической .темы. Дальние точки восприятия объема в целом формируют
целостное представление об архинических особенностях объекта, лают воспринимать его как архинически однозначное образа характеризующее идею статист тяжести. Этому способствуют члененность и монолитность стенного фасада, большой и сильный покрытия, крупный опорный узел удерживающий свес кровли по фасаду. Но уже в момент прежения к зданию можно определит сильный опорный узел на самом лишь бетонная скорлупа и для воется нагрузки достаточно стойки малого сечения. С первой вдовой точки интерьера замечаешь: огромный массив покрытия от отделен горизонтальной узкой новой щелью: опорные стойки наст тонки, что почти неразличимы фоне.
Тема статической тяжести нес стены усиливается, если архитектурные изыскивает возможность показа толщину (торцы стен выведены I терьеры Дома литератора контрастно противопоставить тол остальных ограждающих плоскостях. В открытом пространстве столовой в  Друскининкае такая стена, утяжная крупным, обобщенным рельефом, вносит в интерьер ощущение защищенности и покоя, зрительно уравновешивает массивное покрытие и берет на себя его нагрузку.
Действенным средством усиления архитектонической идеи несущей напряженно работающей стены является выбор, сочетание и расположение светильников. В пражском ресторане «У золотого кувшина» архитектурная выразительность интерьера обеспечивается участками стен и сводов, открытыми в процессе реконструкции дома XIII века и выведенными в интерьер. Зрительный эффект массивности стен достигается крупностью естественного камня, грубой шероховатостью его поверхности. Сочетание подвесных и настенных светильников четко выявляет пластику стен. От основных крупных светильников, размещенных по средней оси помещения, пробиваются раздробленные мелкие блики, создавая общее рассеянное освещение, подчеркивающее красоту пористых, разрушенных временем камней. Размещение бра способствует выделению продольного арочного ряда.
Эффект легкой навесной панели может быть воплощен либо через реальный объект — бумажный, в легкой деревянной раме подвижный экран японского жилого дома, либо через многочисленную имитацию этого архитектонического принципа.
Тема навесных облегченных панелей стала основной в интерьерах Дворца им. В. И. Ленина в Алма-Ате. Это прежде всего криволинейная форма экранов, фиксирующих вход в зрительный зал, и панели наружных стен, отсеченные лентами остекления от потолка. Здесь используется целый ряд приемов, характерных для данного архитектонического принципа: светлые цвета навесных экранов, тонкая фактура отделочных материалов, устройство зазоров между панелями, а также между ними и плоскостями потолка.
Независимость навесной панели от остальных элементов может быть зрительно усилена введением ограничивающей рамки по контуру панелей, расшитыми швами, заполнением зеркальным стеклом или металлическими полосками промежутков между панелями. Так, в конференц-зале Центра международной торговли эффект расчленения стены и самостоятельности панелей достигнут введением в швы между ними латунных штапиков.
Размещение светильников и учет направленности светового потока — весьма действенное средство выявления функции экрана, навесной панели. Это прослеживается на примере интерьеров Дворца им. В. И. Ленина в Алма-Ате, где скрытые в швах между навесными экранами светильники освещают заглубленные плоскости и обеспечивают эффект облегченности, отторжения этих экранов от воспринимающих нагрузку элементов.
Наряду с приемами зрительного облегчения стен-экранов, обеспечения эффекта «невесомости» существуют приемы, выявляющие эффект зрительного утяжеления, в частности за счет применения кирпича, камня, древесины темных тонов, темной окраски.
Интересный эффект дает сочетание противоположных качеств. Так, наружная витражная стена зимнего сада минского Дворца пионеров имеет сильную обвязку, вырастающую из мощения пола. В то же время лента обвязки разорвана в замке, а сам разрыв подчеркнут рисунком мраморного набора.
Опорная стойка в системах опорно-балочных конструкций может существовать как зрительно независимый, самостоятельный элемент, а может способствовать архитектонической связности, которая выражается через слитность и неразрывность поверхностей
опоры и потолка, опоры и ригелей, опоры и ферм. Отторжение колонны может подчеркиваться материалом отделочного слоя, отделением несущего остова колонны от ее декоративной «одежды», отделением колонны от элементов подвесного потолка, с помощью капителей. Один и тот же композиционный элемент — капитель— способен приобретать различный архитектурный смысл: фиксировать самостоятельность опорного элемента либо перерастать в тело архитрава, демонстрируя непрерывность и единство.
Подчеркнутый динамизм или уравновешенность пространства во многом зависит от степени активности стоечно-балочной системы. Так, опорный каркас многоуровневого атриума может иметь выраженный горизонтальный характер, демонстрировать архитектурную равнозначность вертикальных и горизонтальных элементов, трактоваться как монолитная стена с ленточными прорезями, освещающими поэтажные галереи.
Разнообразие архитектонических систем объемно-пространственных конструкций определяется спецификой строительных материалов и новых конструктивных приемов. Об изменении архитектонических представлений, обусловленных применением вантовых конструкций, можно судить по интерьерам олимпийского стадиона в Токио. Открытые вантовые конструкции в сочетании с криволинейными железобетонными скорлупами создают здесь интересную динамическую композицию, напряженное сочетание очень крупных криволинейных поверхностей.
Эффективность архитектонической выразительности этой классификационной группы проявляется в сооружениях интерьером, построенным по принципу крупного нерасчлененного внутреннего пространства, где принятая система разграничения отдельных функциональных зон не нарушает зрительной связи его частей. Подобная зрительная цельность характерна для интерьеров выставочного зала в Турине. Примененная здесь складчатая конструкция воспринимается как сетка чередующихся объемных бетонных элементов, световых проемов, ленточных светильников. Распределение массы бетона по эпюрам напряжений создало изменяющиеся по пластической активности узлы, а их совокупность — однородную по характеру пластической выразительности поверхность для ограничения внутреннего пространства.
Интересные примеры построены архитектонических систем на основе крытого выведения конструкций в пространство интерьера сложились в традиционной строительной контуры Закавказья. Перекрестно уложенные балки образуют красивейший рисунок сводов. Разнообразие обработка выведенных в интерьер граней определяет уникальность и архитектоническую выразительность свода в этнографическом музее Сардарабада, в интерьере кафе, воспроизводящем покрытие грузинского народного жилища.
С архитектонической системой, построенной на частичном выведении в интерьер конструкций, мы сталкиваемся на велотреке в Крылатском (Москва). Основная архитектоническая тема названного интерьера — зрительное облегчение выведенных во внутреннее пространство конструкций. В интерьере прочитываются только центральные арки, боковые же скрыты скорлупами вантовых покрытий, в силу чего огромные поверхности кажутся парящими над полем велотрека. Стрела подъема арок определяет свободу внутреннего пространства, геометрию освещающих интерьер остекленных поверхностей и поверхностей ограждения.
В зале «Юбилейный» в Ленинграде конструктивные узлы скрыты за ажурным подвесным потолком — ведущим архитектоническим элементом.
По цельным нерасчлененным внутренним объемам можно проследить еще одну закономерность: совпадение или несовпадение архитектонической системы, разработанной для интерьера и внешнего объема. Примером совпадения тектонической системы внешнего объема и внутреннего пространства могут служить русское народное жилище и традиционный японский дом, примером разрыва этого единства — Зал столетий во Вроцлаве. Интерьер этого сооружения построен на выявлении опорных рам. Сила и мощь его конструктивных элементов подчеркнута локальным цветом и отсутствием элементов декора.
Широкие арочные проемы объединяют подкупольное пространство с пространством нижнего яруса. Тектоническая система интерьера не совпадает с системой фасада. Ленты оконного остекления, карнизные тяги подчеркивают ярусность горизонтальных поясов, не соответствующую внутренней структуре.
Центр международных встреч в Киото — пример  противоположного
подхода. Для японской архитекторов вообще традиционно однозначное чтение архитектоники фасада и терьера. Графическая четкость основной архитектонический характерна и для фасадных плоскостей, и для поверхностей интерьер Каркасная сущность здания выявляется на фасаде чисто пластически средствами, в интерьере достигается введением тонких тяг открытого ложевого цвета.
Для городского зала в Бостоне абсолютное единство а тектонической выразительности фасадов и интерьеров. Контраст крупного массива цокольных этажей из красного кирпича с легкими бетонными структурами верхних выражен в интерьере через декорирование красным кирпичом пола и нижних участков стен, устройство кессонированного структурного белого потолка.
Архитектура Рима, Византии, готическая архитектура последовательно развивали зависимость архитектонических представлений от первичности внутреннего пространства. В Пантеоне, соборе св. Софии Константинопольской, готических соборах Франции разработаны сложнейшие инженерные системы, в которых материализуется идея «нематериальной реальности» архитектурного пространства. В первом из них скрыта работа арок, а толщина свода дематериализована с помощью кессонов; в соборе св. Софии эта же идея усилена устройством окон в нижнем поясе основания купола; в готических соборах внутреннее пространство сформировано пучками утонченных колонок, расцветающих на громадной высоте цветами нервюр. И всякий раз от зрителя скрыта огромная часть брутальной массы, воспринимающей и передающей дальше огромные нагрузки распора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *